Social Icons

twitterfacebookgoogle plusrss feedemail

5 июн. 2013 г.

Линкор над Монбланом: Lineage 1000


Обед над Альпами... что ж, завтраков у меня было по меньшей мере несколько. Обед – это что-то новое. Тем более на Embraer Lineage 1000. Места в нём больше, чем на традиционных джетах, за столом сидеть удобно. Уже знаю, ибо летал. Но конкретно в этом самолёте, говорят представители Embraer, салон гораздо интереснее. Верить на слово не привык. Полетаем!

EBACE 2013, Женева. Уже с восьми утра хожу по выставке. Как обычно – хочется спать. Это при том, что с утра я был ещё в Москве, мчался в Домодедово. Заодно узнал, насколько можно разогнать Lexus RX350.

День близится к завершению – в Швейцарии 15:45. Прихожу на стенд Embraer как ненастоящий журналист: заблаговременно. Пью кофе. Ждём настоящих. Три чашки спустя собираются-таки. Нас 13 человек, в том числе президент Embraer Executive Jets Эрни Эдвардс и давний знакомый, вице-президент компании по продажам в Европе, Африке и на Ближнем Востоке, Колин Стивен.

Как обычно добираются до джета? Вот во «Внуково-3», если повезёт, очень удобно: вышел на улицу, а он прям у крыльца стоит. В чопорной Европе так просто не бывает. Сначала микроавтобус, до TAG Aviation. Добрых минут 15 ехать.

Я всё время расхваливаю бизнес-авиацию, мол, ни досмотров, ни запар. Приехал, сел, полетел. Как бы не так! Уж не знаю, что нашло на швейцарцев, но за время EBACE 2013 в «ТАГе» дважды проходил досмотр, и оба раза аж ремень приходилось снимать. Конечно, по меркам «регулярки» невелика забота, но я летал через них раньше, и такого не было.

Добираемся до нашего лайнера. Стоит, красавчик! Сверху белый, снизу голубенький, с серой полосой посередине. Управляет им марокканская компания Dalia Air. Вроде как арабы.



Заходим на борт – нет, не совсем арабы. Стюардессы хоть и смуглые, но лица открытые, помада красная, глаза озорные. Морозят шампанское. Значит, полёт пройдёт как обычно – под мажорный аккомпанемент.

Салон классный. Понятное дело, что в полный рост (высота потолка 2 метра) и широкий (2,67 м). Ну и, по традиции Embraer, длинный – почти 26 метров! Но это ладно. Видали и не такое.


Во-первых, отличные цвета. Мне нравится, когда всё светлое, с контрастными вкраплениями тёмного дерева. Создаётся пространство, выглядит легко, богато, живо. Во-вторых, человеческая компоновка: прихожая, за ней огороженная с двух сторон столовая, большая гостиная с двумя диванами, телевизором и рабочим столом, а дальше отдельная спальня с собственной ванной комнатой и даже душем. Иногда встречаются полностью открытые салоны с диванами или креслами сзади. Для чартеров хорошо, а вот для достижения высшего наслаждения полётом – вообще никак.


Занимаю кресло босса: за рабочим столом у окна. Справа стоит цветок в вазе, на столе – чей-то iPad. Наблюдаю за суетящимися коллегами. Одним надо снимать видео, другим – узнавать какие-то факты. Никто не хочет (или не может) просто полететь, послушать, почувствовать, получить удовольствие. Впрочем, их дело. Профессор вон вообще говорит «Мне и сапоги-то скидывать не надо. Я прям от сохи про бизнес-авиацию что хошь напишу».



Взлетаем. Конечно, это performance take-off. То бишь, по-нашему говоря, «тапку в пол, штурвал на себя». Первым куда-то назад улетает тот самый iPad. Следом в ванной падают какие-то незакреплённые (или ухитрившиеся вывалиться из шкафчиков) принадлежности. Резкий крен – и бокал в подстаканнике вдруг ненадолго становится авиагоризонтом. Смотрю на Альпы, слушаю двигатели. Слышно плохо – и это хорошо. Расположены они далеко, под крылом, так что вопрос звукоизоляции решается проще.


Выравниваемся, спереди начинают разливать шампанское. Втыкаю в нормальную 110-вольтовую розетку телефон и под шумок захожу в мастер-каюту. Закрываю дверь. Справа широкий оконный проём с большим подоконником. Слева – удобная двухспальная кровать. Новые сенсорные пульты управления, которые теперь ставит Embraer, интуитивно понятны, справиться с ними легко. Опускаю все шторки, выключаю свет. Лежу.


Ощущения полёта нет вообще. Иногда немного потряхивает – как в поезде. Только гораздо тише. Да и размер кровати, конечно, совсем другой.

Минут через десять понимаю, что не засну. Пытаюсь выйти – прямо перед дверью снимают видео-интервью. Нашли же место! Ещё минут через двадцать выхожу. Иду обедать.

Обман! Дают легкие закуски, а вместо супа у нас, судя по всему, шампанское. Его не жалеют, но им и сыт не будешь. Обсуждаю со стюардессами, кто куда на этом Lineage летает. В основном семьями – в Европу да на моря. В Москве ни разу не были. Странно: самолёт отличный, лётный час у него относительно недорогой, да и марокканские сладости довольно вкусные. Даже девчонки, в отличие от европейских, ничего.

Проходит часа полтора – и мы заходим на посадку. Пожалуй, один из немногих раз, когда я не бегу помогать пилотам. На этом лайнере стоит ЭДСУ, так что и без меня, наверное, разберутся.

И правда. Садимся мягко, тормозим плавно. iPad в обратную сторону не летит. Запоздало думаю, что так ни разу в самолёте и не пробовал подключить к телевизору приставку. А здесь, нужно отметить, телевизор достойный, да и звук хороший.

Даже начинаешь думать над словами Колина Стивена, который сказал мне: «На самом деле, Айван, Lineage гораздо лучше всех этих самолётов, которые летают на немыслимые расстояния. Посмотри, сколько здесь места! И багажник огромный. Собрал топ-менеджмент или семью и полетел. А если надо – дозаправился по дороге. Это гораздо лучше, чем торчать в тесной трубе 15 часов подряд».

И при том, что я знаю, насколько больше продано за те же деньги Bombardier Global 6000, чем Lineage, меня он отчасти убедил. Размер – а также кровать и душ – имеют значение!

Фото автора

Комментариев нет:

Отправить комментарий